Наталья (abaevan) wrote,
Наталья
abaevan

Category:

Этнографический обзор - Россия второй половины XIX века (22)

Оригинал взят у zidanio в Этнографический обзор - Россия второй половины XIX века (22)

22. Народы Северо-западного Кавказа.

После путешествия по Северо-восточному Кавказу пересестимся западнее, к Черноморскому побережью, откуда проделаем путь до центральной части Большого Кавказа. На этой территории обитают три группы кавказских народов: абхазо-адыги, карачаево-балкарцы и осетины. С их жизнью и бытом мы познакомимся в этой части обзора.

Источниками текстовой информации послужили следующие издания:

- "Народы России. Этнографические очерки", (издание журнала "Природа и люди"), 1879-1880;
- Ж.-Ж. Элизе Реклю. "Россия европейская и азиатская", т.2, 1884;
- Е.Марков, "Очерки Кавказа", (издание Товарищества М.О.Вольф), 1887;
- Н.Дубровин, "Очерк Кавказа и народов его населяющих". СПб, 1871;
- Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, №14, 1892;
- "Этнографическое обозрение" под ред. Н.А.Янчука, №1-2, 1899.

В обзоре использованы фотографии современников и иллюстрации из книг и журналов XIX века.


Абхазо-адыгские народы — абхазы, абазины, адыги (черкесы, кабардинцы) и ныне не существующие убыхи — имеют много общего в образе жизни и культуре, говорят на родственных языках и близки генетически.


Цвет лица абхазца смуглый, рост средний. волосы черны и перепутаны, вся фигура костиста и сухощава; большинство мужчин бреет головы. Жители Сухума и его окрестностей имеют цвет лица бледно-желтоватый.

Красивых женщин в Абхазии мало, и они вообще весьма скоро старятся. В них нет грации, деликатности, нежности и свободы. От тяжелых работ, которые исполняет женщина в домашнем быту, она огрубела, а постоянно висящая над нею власть мужа, который имеет над женою право жизни и смерти, сделала то, что во всех ее движениях и поступках выказывается что-то робкое, нерешительное.

В прежнее время турки в большом числе вывозили абхазских женщин, и вывезли лучшие типы. На долю абхазца осталась посредственность, весьма скоро старящаяся.
Подобно черкесам, абхазцы сжимают грудь молодых девушек особым корсетом.

Женщины в Абхазии, как и везде, гораздо чистоплотнее и опрятнее мужчин. Исполняя все полевые и черные работы, и занимаясь всем домашним хозяйством, абхазки одеты в чистое ситцевое платье, покроем своим подходящее к европейской одежде, и белые покрывала.
"Народы России"








Красота мужчин в Абхазии преобладает над красотою женщин, тогда как у абазин наоборот. Там женщины и девушки прекрасны в полном значения этого слова; они рослы и стройны до очарования. Здесь между женщинами встречается много лиц замечательной красоты.

Абазины вообще не имели привычки скрывать своих женщин, но в Абхазии помещики и князья, придерживаясь магометанскому обычаю, скрывают своих жен от постороннего глаза и показывают даже и врачу ручку своей больной жены не иначе, как сквозь прорезанное в ширме отверстие. Жены же простых крестьян показываются довольно свободно, а молодых девушек и вовсе не прячут.
"Народы России"










Деревень, в европейском смысле, не встречается в Абхазии. Население не сосредотачивается в дружных, скученных жильях, а, напротив того, каждая сакля, со своими незатейливыми службами и небольшими огородами, стоит совершенно особняком и не имеет связи с другими. Деревня, несмотря на то, что абхазцы живут небольшими группами, от пяти до десяти семейств, рассыпается по холмам и косогорам на значительное расстояние, и оттого местность принимает вид огромного я великолепного парка, посреди которого как будто устроены лачужки для сторожей. Дорога редко когда идет мимо жилья, и случается, что проезжий, находясь посреди деревни, не видит ни одного строения.

Дома в Абхазии похожи на плохо устроенную корзину, в которой сучья деревьев до такой степени дурно переплетены между собою, что образуют множество отверстий, в которые можно просунуть кулак. Сплетя себе из хвороста квадратную или круглую, смотря по вкусу, клетушку, накрыв ее сверху камышом, кукурузными листьями или, наконец, папоротником, абхазец считает, что построил себе дом, лучше которого и желать нечего. Перед дверью он делает небольшой навес; внутри, у одной из стен — очаг с такою же плетеною трубою, и сакля готова. В ней он проваляется кое-как зиму, лежа около очага на войлоке или бурке, и лучшего помещения он не желает и не ищет. Постройка такой сакли стоит одной коровы.
"Народы России"


К сожалению, не удалось найти полного изображения абхазского жилища XIX века. Но на последней фотографии видна стена абхазского дома, вполне соответствующая вышеприведенному описанию.

Низенькая перегородка делит саклю на две половины, которые, смотря по достатку хозяина; назначаются: одна для мужчин, другая — для женщин, или большая для людей, меньшая — для скота. С двух сторон, по стенам сакли, ставятся длинные деревянные скамьи, на одной лежит перина или войлок — это мебель сакли. Посредине, на земляном полу, раскладывается костер для обогревания семейства. Над костром — железная цепь с крючком для поддерживания котла. Свет костра, сквозя через стены, отсвечивается ночью на деревьях красноватым цветом и, смешиваясь с мириадами светляков, искрящихся в земле, представляет издали довольно фантастическую картину. В углах стоят сундуки, преимущественно красного цвета, окованные железом и заключающие в себе все фамильное имущество; возле них стоит кадка с кислым молоком, любимым напитком туземца. На дырявых стенах висит оружие: ружье в чехле, шашка и кинжал; тут же приклеена какая-нибудь грубая лубочная картинка, изображающая черта с двумя рогами и глупо растопыренными руками или что-нибудь в этом роде.
"Народы России"

Прежде чем перейти от абхазов и абазин к их ближайшим соседям — адыгам, обратим внимание еще на одну этническую группу абхазского народа — абхазских негров, проживающих, в основном, в селе Адзюбжа (Адзвибжа) в устье реки Кодор. Как они туда попали — не знает никто.


По одной версии, князья Чачба в XVII веке закупили и ввезли в Абхазию несколько сотен чернокожих рабов для работ на мандариновых плантациях. По другой — Петр I одаривал абхазских князей завезенными арапами, которые не смогли акклиматизироваться в холодном Петербурге, а в теплой Абхазии вполне себе прижились. В XIX веке все абхазские негры говорили только по-абхазски и считали себя абхазами.


Название "черкесы" в XIX веке часто использовалось для обозначения всех абхазо-адыгских народов. На самом деле на картине Григория Гагарина изображены верные российскому престолу абхазские и абазинские князья, составлявшие группу переговорщиков, которые в мае 1841 года пытались замирить предводителей убыхов с русским правительством. Но усмирение адыгских и убыхских племен продолжалось до 1864 года, когда северо-запад Кавказа бал окончательно покорен русскими войсками. После этого большая часть адыгов (черкесов), все убыхи, а также примерно половина абхазов и абазин, не желавших покориться России, покинули места своего проживания и переселились в Османскую империю. Более всего это коснулось племен, проживавших на побережье Черного моря.


Но программа колонизации Черноморского побережья русским населением, по сути, провалилась. В конце 1860-х было принято решения селить в этих местах, помимо русских, армян и греков — беженцев из Турции, а также вернуть туда адыгов, переселившихся на Кубань.

Адыги в XIX веке обобщенно именовались черкесами, субэтнос адыгов — кабардинцев — также иногда называли черкесами. Сейчас адыгов именуют, в зависимости от места проживания, черкесами, адыгейцами или кабардинцами. Шапсуги, проживающие, в основном, в регионе Сочи – Туапсе, сейчас учитываются как самостоятельная народность, по сути, являясь также адыгским субэтносом.


Патриархальная простота нравов, физическая красота, изящность, бесспорно делали черкесов первыми между остальными кавказцами, и их именем часто называли всех других горцев. К несчастию, они жили только войною и многие этимологи обясняют самое слово „черкес", в смысле „грабитель", „бандит", „разбойник с большой дороги".

Они большею частыо красивы, стройны, с тонкой талией и широкоплечи; лицо овальное, чистое, с блестящими глазами и окаймлено густыми черными, иногда каштановыми или светлыми, волосами. Их привычку держаться прямо и откидываясь назад приписывают матерям, которые грудных детей привязывают плашмя к доске. У мужчин и женщин тучность или какой либо другой физический порок считается позором; те, у которых есть таковой, удерживаются от посещения общественных празднеств и народных собраний. Зная, что красота есть неотъемлемая принадлежность их расы, черкесы женятся редко на женщинах другой крови. Их своеобразный нарядный костюм, который они носят с такой ловкостью, сделался национальным костюмом всех вообще горцев, а также и русских казаков; даже миролюбивые евреи до сих пор одеваются в черкеску, украшенную патронами, впрочем совершенно для них бесполезными.
"Россия Европейская и Азиатская"


Следуя древнему обычаю, молодой человек похищает силою девушку, на которой он хочет жениться. Молодая черкешенка вперед знает, что ей придется оставить родительский дом, уступить притворной или действительной силе или быть проданной в чужие края; но сила обычая такова, что лишение отечества и гаремная жизнь обыкновенно ничуть не страшат ее. Девушки уверены в том, что они в чужих краях сделаются законными супругами разных вельмож благодаря своей красоте, изящным манерам и поэтическому языку. В то время как другие женщины Востока были ни что иное как рабы, черкешенки же оставались людьми свободными, и это делало их еще более привлекательными.
"Россия Европейская и Азиатская"






Красота черкешенок с давних пор не находила соперниц. Правильные черты лица, стройный стан, маленькие руки и ноги, походка и все движения являли что-то гордое и благородное. Все, кто только мог видеть черкесских женщин, свидетельствуют, что между ними встречаются такие красавицы, при виде которых невольно останавливаешься, пораженный изумлением. «Про черкешенок», — говорит очевидец, — «можно сказать, что они вообще хороши, имеют замечательные способности, чрезвычайно страстны, но в то же время обладают необыкновенною силой воли».

Конечно, понятие о красоте женщин относительно; нельзя сказать, чтобы все черкесские женщины без исключения были красивы, но, во всяком случае, они служат лучшими представительницами прекраснейшего кавказского племени. Но обычай надевать на девушку корсет с раннего возраста и не снимать его до замужества делает то, что грудь красавицы не развивается, следовательно, красота женщины теряет многое. По выходе замуж девушки, молодой супруг распарывает кинжалом шнур корсета, но делает это с особенною осторожностью, чтобы не захватить тела и сафьяна. Рассказывают, что после снятия корсета у молодой замужней женщины грудь вырастает в две недели.
У абадзехов и у некоторых шапсугских фамилий девушки не носят корсетов; оттого и женщины их более красивы и кокетливы.
"Народы России"




Что касается мальчиков, то их чаще всего воспитывали не сами родители, но "аталыки" или воспитатели, которые выбирались из людей, обладавших физическими и нравственными достоинствами: мужеством, вежливостью. красноречием, умением управляться с оружием с конем. Родители не доверяли своей нежности и, боясь портить собственных детей, давали им другого отца, поручая ему сделать из них хороших наездников, бойцов и охотников, научить их выражаться языком простым, красноречивым и поэтическим. Когда воспитание молодого человека считалось оконченным, он опять вступал в свою семыо, не переставая, однако, относиться к аталыку, как к своему истинному отцу.
"Россия Европейская и Азиатская"




Дом черкеса состоит из нескольких комнат с низкими дверьми и маленькими окнами без стекол, весьма редко затянутыми пузырем. Плотно запираемые ставнями, окна служат более для наблюдения за тем, что делается на дворе, чем для освещения комнат: главный свет проходит через двери, растворенные настежь летом и зимою. На ночь двери запираются и заколачиваются изнутри деревянными клиньями, отчего в аулах каждый вечер поднимается всеобщий стук. Около одной из стен комнаты устроено полукруглое или четырехугольное углубление в земле для огня, над которым висит высокая труба из плетня, обмазанного глиною. Пол земляной, но так хорошо убитый, что не дает пыли. Вокруг печи приделаны полки, а иногда повешен целый шкаф, на полках которого ставится домашняя утварь и посуда, а оружие и одежду вешают на гвоздях. Если хозяин человек зажиточный, то колонна тарелок, ничем не покрытая и разложенная на самом видном месте полки, свидетельствует о его достатке. Широкие, низкие кровати, покрытые войлоком и коврами, и небольшие круглые столы, расставленные по разным местам комнаты, составляют всю мебель туземца.
"Народы России"




Кабардинцы, или как они называют себя "кабертай", населяют почти весь южный склон центрального Кавказа, между Эльбрусом и Казбеком. Они этнологически очень близкие родственники черкесам или адиге. Красивые, стройные и гордые, как адиге, любящие подобно им войну и борьбу, они с трудом привыкают к мирным привычкам земледельческой жизни. Кабардинцы сохранили кое-что из кочевой жизни: они гораздо более заняты выращиванием лошадей и овцеводством, нежели обработкой пашен. Их земли, луга и леса до сих пор в общинной собственности. Каждый имеет право на полосу земли до тех пор, пока он обработывает ее сам, в противном случае земля поступает обратно в общину кабардинцев.

У них более чем у всех других кавказских племен смелая кража считается доблестью — при том, однако, условии, чтобы совершалась за пределами своей деревни и своего племени, и чтобы вор оставался не пойманным, иначе он делается предметом всеобщих шуток и насмешек.
"Россия Европейская и Азиатская"






Большинство горцев Кавказа славятся своей вспыльчивостью, но черкесы — в особенности.

В 1867 году в одном из аулов Кабардинского округа два человека поссорились за место на водопое; последствием ссоры был один убитый и три человека тяжело раненых. В одном участке совершено убийство при споре за барана. В другом один назвал другого в шутку милиционером и за это был ранен. Там же один старик, заметив, что 8-летний мальчик, прогоняя мимо быков, пустил их травить его сено, стал бранить его и ударил хворостинкой. Последний выхватил кинжал и убил старика.

Подобных примеров нетерпеливости, обидчивости и кровавой мстительности можно привести сотни. Вообще самого незатейливого и невинного спора, хотя бы о курице, баране, достоинстве лошади, красоте девушек и т.п. было совершенно достаточно для того, чтобы освирепевшие старцы и молодежь взялись за кинжалы и пистолеты, всегдашние спутники каждого. Возникали целые свалки, в которые, с копьями в руках, вступали и холопы за честь и достоинство своих господ. До сих пор кабардинцы сохранили в памяти предание об одной чудовищной свалке из за самой пустой причины. Один бедняк выпросил у соседа своего на короткое время для сеяния муки сито и затерял его. Хозяин сита был в претензии, поссорился, и следствием происшедшей по этому случаю драки было умерщвление до 500 душ обоего пола. Все они погребены на одном месте, и могилу их называют "кузанака", т. е. ситовая могила.
Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. XIV


Карачаево-балкарцы, в отличие от абхазо-адыгов, говорят на языке тюркской семьи. В дореволюционной литературе их, подобно другим тюркоязычным народам, часто называли "татарами". В ряде изданий XIX века и карачаевцев, и балкарцев именовали просто карачаевцами, этноним "балкарцы" встречался редко. Карачаевцев и балкарцев нельзя считать даже субэтносами одного народа — они представляют собой единый этнос, разделенный территориально. Карачаево-балкарцы замирились с российской короной раньше адыгов, поэтому массовые переселения 1860-х годов их не коснулись. Правда, через 80 лет и их не минула чаша сия, но это уже совсем другая история...




Главным занятием карачаевцев служит скотоводство, преимущественно разведение овец. В среднем на карачаевский двор приходится от 50 до 100 лошадей, несколько сот овец, и десятка два-три голов рогатого скота; встречаются богачи, обладатели двух, трех тысяч лошадей и тысяч 20 овец, но они представляют редкое исключение.

Земледелие для карачаевца лишь подспорье: земли, удобной для пахоты, в его тесных долинах очень мало. Климатические условия позволяют сеять только ячмень и овес. Своего хлеба населению не хватает, и приходится его прикупать из соседних станиц.

Условия скотоводства заставляют карачаевца почти круглый год жить далеко от аулов: летом, с июня по октябрь, он пасет свой скот на высоких горных пастбищах, в ущельях главного хребта, куда он забирается, как только сойдет снег. Зимой он спускается в низменные долины, по возможности защищенные от ветров. Круглый год скот пасется на подножном корму, и поэтому обильная снегом зима, лишая скот корма, может навести чувствительный ущерб скотоводу. На зимовках карачаевцы строят коши, первобытные жилые постройки, в которых всегда проживает часть семьи. Продолжительное занятие скотоводством, пребывание на кошах в полном одиночестве не способствовали развитию в карачаевцах воинственных наклонностей. Это, может быть, самое мирное племя среди кавказских горцев.
Этнографическое обозрение, 1899, кн.40-41


До сих пор жизнь карачаевца протекает в довольно примитивных условиях. Карачаевская сакля представляет приземистый сруб из толстых дубовых бревен, концы которых не обрубаются и торчат иногда на полтора-два аршина. В суровые зимы карачаевец иногда обрубает их, сколько ему нужно для топлива. Земляная крыша покрыта высокой травой, которой зачастую питаются козы. Вообще, не гоняясь за изяществом в постройках, карачаевец предпочитает полезное приятному. В последнее время богачи обзаводятся домами „русского образца", как говорят туземцы. Их строят за огромные деньги русские плотники из Тамбовской и Пензенской губерний.
Этнографическое обозрение, 1899, кн.40-41






Никаких ремесел, исключая приготовление бурок, карачаевцы не знают. За предметы роскоши им приходится сильно переплачивать и кумыкам, золотых и серебряных дел мастерам, которые украшают позолотой их кинжалы и пояса, и горским евреям, держащим в каждом ауле мелочные лавки. Даже продукты скотоводства: айран, масло и сыр карачаевцы приготовляют неумело и чрезвычайно нечистоплотно. На продажу молочные изделия не идут, не удовлетворяя вкусу более требовательных покупателей, и употребляются исключительно туземцами. Рассказывают, что на на кошах часто, за неимением посуды, коров доят прямо на землю. Несмотря на плохие гигиенические условия жизни, особенно на летних кошах, где мясо битой скотины просушиваемое на солнце, разлагаясь, до того отравляет воздух, что кош приходится обходить за версту, карачаевцы отличаются замечательным здоровьем и долговечностью. Столетние старики между ними не редкость, встречаются и по 110, и 120 лет.
Этнографическое обозрение, 1899, кн.40-41




Ислам еще недостаточно глубоко проник в сознание народных масс и не успел выработать из карачаевцев религиозных фанатиков. Это доказывается небрежным отношением к некоторым предписаниям религии, например, несоблюдением обязательных для каждого правоверного 5 ежедневных намазов, а также относительной свободой женщин. Они никогда не закрывают лица (даже замужние), а девушки не лишены общества мужской молодежи. Очень часто бывает, что из соседних кварталов аула приходят в гости парни, и тогда, при участии девиц, устраивается перед саклей импровизированный бал с танцами под гармонику; здесь впервые возникают нежные чувства и предрешаются браки.

Карачаевцы в большинстве случаев придерживаются моногамии; случаи, когда человек имеет двух жен встречаются сравнительно редко. Раньше у карачаевцев наблюдалась строгая экзогамия, и случаи браков между представителями одного и того же рода всегда вызывали негодование сородичей. В настоящее время этот обычай уже не соблюдается с такою строгостью.
Этнографическое обозрение, 1899, кн.40-41










Обычным брачным возрастом в настоящее время являются для мужчин 22—23 года, для девушек — 18 лет. Раньше часто бывали случаи, что два хороших приятеля еще в детстве обручали своих малолетних детей с целью породниться. Был в прежнее время в ходу и другой способ заключения браков: жених вручал свой нож брату девушки, которую он хотел иметь женою, и если тот принимал его, то брак считался решенным, и отказаться от него считалось уже бесчестным. В настоящее время браки совершаются по свободному соглашению вступающих в него и их родителей, или же путем увоза, или похищения невесты женихом. Последний способ применяется в том случае, если родители невесты не согласны на брак или принуждают девушку к браку с не нравящимся ей юношей, или, наконец, если они требуют чересчур большой калым, которого жених не в состоянии выплатить.
Этнографическое обозрение, 1899, кн.40-41











Жители Центрального Кавказа — осетины, обитающие по обе стороны Кавказского хребта, своими предками имеют древних ираноязычных аланов, произошедших, в свою очередь, от скифо-сарматов. Осетины не имеют единого самоназвания: они называют себя либо иронами, либо дигорцами. Осетины присоединились к России в 1774 году. Представители этого народа участвовали во многих войнах России в составе Терского казачьего войска.




Осетины сами себя называют иронами, то есть происшедшими от Ира; но кто такой был Ир — народ не может объяснить этого. В прежнее время, по словам народа, к осетинам переселялось много разного рода людей: грузин и горцев, бежавших от преследования персиян на северную покатость гор. Все осетины — народ преданный нашему правительству и весьма усердные исполнители его распоряжений. Усердие это и прилежание не распространяется, однако, на их домашнюю жизнь.

Никто меньше осетина не думает о завтрашнем дне, а текущий день он проводит в праздности и лени, сидит дома у дымящегося костра, с трубкою во рту, или спит, или бродит по горам, не желая ничего приобретать и предоставив свое незатейливое хозяйство на попечение жены.

Все осетины весьма жадны до денег, которые, однако же, они стараются приобрести не для употребления, не для улучшения своего быта, а для хранения взаперти. Богатый и бедный одинаково ходят почти голые в лохмотьях. Всеобщая бедность царствует между осетинами. На вопрос о причине этих бедствий осетин глубокомысленно отвечает, что он беден от неурожая хлеба, большинство которого идет на приготовление араки (род водки), без которой они жить не могут. Осетины говорят, что они праздны по неимению хлебопашных мест. Это правда, но справедливо и то, что иногда вблизи аула видны большие поляны, которые могли бы быть возделаны, но остаются не обработанными по беспечности.
"Очерк Кавказа и народов, его населяющих"




Кабардинцы с одной стороны, грузины — с другой, держали осетин по целым столетиям взаперти в их мрачных заоблачных аулах, не пропуская на равнину ни для торговли, ни для сношений с другими племенами. Поневоле старая многоэтажная башня замка сделалась для осетина целым миром, который один только привык он любить, за который один он готов был умереть с оружием в руке. Собственный двор, обнесенный стенами и башнями, сохраняющий древних родовых божков и в камне очага и в столбе, поддерживающем кровлю, и в каждой, от века обязательной, хозяйственной подробности дома, да родной аул — дальше этих пределов не простирались привязанности осетина.

Аулы редко сносились друг с другом через пропасти и снеговые утесы, а если сталкивались, то почти всегда враждуя, для разрешения оружием какого-нибудь спора за лес или пастбище или для выполнения священных законов кровавой мести. Дигорец дичился алагирца, алагирец — тагаурца или куртатинца. Каждый род жил обособленною и замкнутою жизнью, исполненный недоверия и опасений ко всему, что кругом его. Такая жизнь вечного одиночества и враждебности развивала в осетинском горце могучую силу самопомощи и сноровку борьбы.
"Очерки Кавказа"


На крутизнах высоких скал, в суровых оврагах, ущельях и по лощинам лепятся осетинские аулы, по преимуществу обширные и многолюдные. Живописны жилища, разбросанные без всякого порядка между рощами и деревьями, под тенью которых прохлаждают себя обитатели в жаркое время. Впрочем, таким временем осетины пользуются вообще очень немного. В холодное время осетинские аулы делаются островами, отделенными от всего мира, и население скучивается в своих жилищах.

Жилища осетин не одинаковы и не однообразны. В местах безлесных дома и прочие хозяйственные постройки складываются из плитняка без глины, а в ущельях, изобилующих лесом, строятся из дерева.

Каждый каменный дом имеет вид замка в два или три этажа, с высокими башнями и плоскою земляною крышею. Такой дом, обнесенный каменною оградою и имеющий высокую башню, носит название галуана.

Часто дом осетина одним своим фасадом вделан в гору, так что задняя стена и часть боковых образуются земляною или скалистою стеною горы. и потолок нижнего этажа, в котором преимущественно содержится скот, служит полом для второго, сообщающегося со двором посредством внешней лестницы, идущей на площадку, образуемую нижним выдающимся вперед этажом. Во втором этаже живут сами осетины, а верхний, если он есть, предназначается частью для приема гостей, частью служит вместо кладовой. Главное строение имеет по две двери: одну посередине, а другую боковую, ведущую на двор; небольшие четырехугольные отверстия без рам заменяют окна.

Большая часть деревянных домов или сакель строится в виде сараев и часто состоит из плетня, смазанного с обеих сторон глиною, с дощатою крышею, опирающейся на два столба и заменяющей потолок. Внутренность такого жилища состоит из двух комнат с земляным полом. У богатого владельца к внешней стене сакли прислонена полукруглая печь, сделанная также из плетня, обмазанного глиною, а у бедного — очаг, раскладываемый посередине сакли между двумя большими камнями.
"Очерк Кавказа и народов, его населяющих"


Сходка хозяев аула (нихас) заменила собою все государственное устройство, суды и законы. Всякий покорялся беспрекословно приговору нихаса и неподвижным обычаям старины, которые поддерживались даже изгнанием, даже смертною казнью. В стенах дома была одна, точно такая же простая, безапелляционная, веками освященная власть — воля отца. Отец — глава дома, это живой закон осетинской семьи; даже взрослый сын не смеет заговорить с ним первый, не смеет сесть при нем, не смеет есть при нем. Отец входит в комнату — и все встают на ноги: жена, сыновья, домочадцы, всё умолкает и ждет, что скажет, что велит сделать хозяин. Старшинство вообще в огромном почете у осетина. Младший брат во всем слушается старшего, служит ему, не садится при нем. Полковники, заслуженные офицеры из осетин — встают со своего места и уступают его, когда в дом войдет старик, хотя бы простой пастух.

Отец семейства обедает отдельно от семьи; ему служат младшие члены. Для него в доме непременно стоит особое деревянное кресло, большею частью изукрашенное резьбою, иногда глубокой старины. Осетин не сидит, поджав ноги, как другие горцы Кавказа, а садится, по-нашему, на скамьи и стулья. Но это почетное семейное кресло служит только для отца, переходя из рода в род, как атрибут родительской власти.
"Очерки Кавказа"




На женщине лежат все заботы и все работы дома. Трудно найти более трудолюбивую и полезную для дома хозяйку, как осетинка. Пустынная жизнь гор, отсутствие всякой торговой и промышленной жизни, всяких сношений о городами, поневоле заставили ее находить в себе самой, внутри своего галуана, удовлетворение всем потребностям семьи.

Осетинка сама прядет шерсть своих овец и ткет из нее прекрасные мягкие ткани для черкески или башлыка своего мужа; осетинка шьет ему сапоги из кожи козла или буйвола, папаху из домашней овчины, приготовляет изящные позументы и тесьмы для отделки его платья и оружия. Словом, осетин одет с головы до ног своею женою. Нечего говорить, что он накормлен, напоен и обмыт ею же. Она готовит ему любимую его водку (раку) и ячменное пиво, она лакомит его вкусными сырниками и пирожками, она обрабатывает его поля, приносит на своей спине дрова из леса, относит зерно на мельницу.
"Очерки Кавказа"










Как бы поздно ни вернулся глава дома, верная жена должна ждать его, не раздеваясь, снять с него мокрую бурку или пыльные сапоги, накормить, обогреть и уложить в постель своего сурового повелителя, который стыдится даже сказать ей ласковое слово.

Конечно, эти обычаи прошлого уже сильно уступили давлению русского закона и влияниям новых идей; они сохраняются в глуши недоступных ущелий, но уже почти забыты в селениях плоскости или в аулах долин, через которые проходят проезжие дороги.

Грозная патриархальность отеческой власти исчезает мало-помалу из осетинской семьи вместе с прежним целомудрием, прежней честностью слова и даже отчасти прежним гостеприимством.

Осетинка окрестностей Владикавказа не только не славится теперь целомудрием, но вошла в пословицу своею легкостью нравов. Осетин, уже потершийся около городского базара и судебных кляузников, стал отъявленным плутом. Поэтому изучать характер настоящего осетина невозможно по этим изуродованным продуктам цивилизации больших дорог. Для этого нужно углубиться в верхние долины гор, к подножиям снеговых кавказских титанов. Крепче всего, все же, уцелели обычаи гостеприимства и уважения к отеческой власти.
"Очерки Кавказа"




Христианство распространено преимущественно в простом народе; магометанства придерживаются старшины и вообще высшее сословие, так как оно допускает многоженство, но все, не имея ясного понятия о религии, клонятся на сторону той, которая представляет им более покровительства, менее требований и более выгод. Мужчины слабо придерживаются религии, а женщины еще того менее. Все это ведет к тому, что осетины отличаются веротерпимостью друг к другу, или, лучше сказать, совершенным равнодушием к религии.

Все племена одинаково верят в Бога, от которого происходит все хорошее и худое; верят в его могущество, в существование рая и ада. По их понятию, в будущей жизни, все те люди, которые отличались на этом свете доброю жизнью, будут жить в своем семействе и соединятся душою и телом; будут жить вечно в раю, и, точно так же, как на этом свете, будут наслаждаться многоженством, хорошею пищей и гуляньем в роскошных садах...
"Очерк Кавказа и народов, его населяющих"







На этом мы завершим знакомство с народами Северного Кавказа. Далее, перейдя через Большой Кавказский хребет, мы окажемся в Закавказье, регионе не менее богатом и разнообразном в этнографическом отношении.


К оглавлению этнографического обзора

Tags: Абхазы, адыги, горцы, осетины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments