January 22nd, 2015

рука

Ольшанский в ФБ

Оригинал взят у oboguev в Ольшанский в ФБ
ПОВТОРЯЙ ЗА МНОЙ, ДРУЖОК

Американцы, немцы, поляки и прочие маяки свободного мира врут и отмахиваются по поводу Освенцима, вторгнувшейся на Украину по версии Яценюка Красной Армии и тому подобного цирка - снисходительно и лениво, вовсе не утруждая себя гладкой и правдоподобной риторикой и пропагандой.
И они совершенно правы.
- А куда вы денетесь-то, гангстеры эрэфийские? - как бы спрашивают они при этом.
Вы что - детей на родине учить будете, лечиться в московской больнице, летать в отпуск в Китай, деньги держать в Сбербанке и вместо катания на яхте будете по Киеву на танке кататься?
Нет, не будете.
И это значит, что вы у нас в кармане, товарищи гангстеры.
Так что сидите смирно, не дрыгайтесь, и жрите то, что вам дают.
Повторяйте лучше за мной, четко и с выражением: русские лагеря смерти освободила храбрая украинская армия...
Яхту хотите?
Значит, повторяйте.
И ведь повторят.



ДАВИТ И ГНЕТЕТ

С конца февраля по август прошлого года я смотрел на происходящее с надеждой.
Надежда эта могла превращаться то в отчаяние, то в ужас, то даже в ненависть.
Но она была.
Это была надежда на разрушение "итогов 1991 года", на преодоление поражения в холодной войне, Беловежских соглашений и распада СССР, на исчезновение ложных русско-русских государственных границ и щедро раздаренных номенклатурой псевдогосударств, украин и белоруссий.
На превращение РФ - в Россию.
На то, что будет какая-то новая жизнь.
Трудная, причем трудная везде, и в Москве в том числе, а в чем-то и страшная, и драматичная, но - новая жизнь.
Символом всего этого стал, конечно, Стрелков.
Но уже в начале мая по этой романтической картинке прошли первые трещины, когда оказалось, что "если вы начнете стрелять, мы... упс, а мы ничего не сделаем, вот так-то!"
Потом все шло вниз, вниз и вниз, а в середине августа, когда Стрелков ушел и пришли "отпускники", они же "работники военторга", - прежняя жизнь была восстановлена официально.
Поэтому теперь я смотрю на происходящее только с холодной злостью.
Мне безумно жалко каждого ополченца, который погиб в аэропорту и в других боях, и каждого обывателя, погибшего в Донецке и Горловке, - но жальче всего мне их потому, что это абсолютно бессмысленные смерти. Бессмысленные жертвы.
Люди погибают, чтобы Лавров за столом переговоров чувствовал себя удобнее.
Чтобы ему было что предложить, было что возразить.
И чтобы Кремль мог сохранить свои деньги, и свою доставшуюся от дедушки Гайдара экономику, поскольку другой, как гласит непреложная истина, не бывает.
И чтобы обязательно сохранить единую Украину, как и было сказано, - таково условие разговоров за тем столом, за которым сидит Лавров.
Пожертвовали сотней жизней - поговорили - отвели артиллерию.
Поставили артиллерию обратно - пожертвовали еще сотней жизней - еще поговорили.
И так месяцами, годами.
Только ради того, чтобы в составе Украины два региона были не Рязанской и Владимирской областью, а Чечней и Татарстаном, да и то - на птичьих правах.
Каждый человек, который лег за эти девять месяцев в могилу, умер за то, чтобы "Рязанская" и "Владимирская" области превратились в карикатурную версию "Чечни" и "Татарстана".
И снова воровать.
И снова учить украинский язык.
И снова "банк ВТБ вложит 265 миллионов долларов в украинскую экономику".
И снова "никаких русских не существует".
Тяжело.
Сказано все это уже сто тысяч раз, и все равно тяжело.
Не получается с этим смириться.